Умный виноградник для всех стр.22

 Посему, вернёмся к столу – бутылки откупорены! Мы можем говорить только о сравнительной безвредности лабрусковых сортов. И она достаточно наглядна. 80% технических сортов в США и Канаде, и почти 100% в Бразилии – традиционно изабельные. Они там разрешены,  потребляются в огромных количествах, и на печень американцы жалуются намного меньше, чем мы с вами!

Итак, у нас есть очень разный виноград. Есть «пехота» - изабельные сорта, есть «кавалерия» - качественные винные к/у, и есть «тяжёлая артиллерия» - крупноплодные столовые к/у. Худшее постоянно заменяется лучшим, и время всё расставит по местам. Даже несмотря на наши явные усилия всё запутать – о чём далее.

СПИЧ О КЛОНАХ

 Ну почему нам надо постоянно улучшать всё хорошее!?

Иногда какая-то почка куста мутирует. Из неё растёт побег с изменённым генотипом. Из такой лозы вырастет куст-мутант, чем-то не похожий на собратьев. Если новые качества ценны, мутанта размножают. Получается клон – потомство уклонившегося куста, сохраняющее при вегетативном размножении свои свойства. Существует и клоновая селекция – отбор и изучение ценных почковых мутаций.

Для увлечённых виноградарей слово «клон» в последнее время стало прямо-таки статусным символом. В каталогах особо крутых мастеров-коммерсантов обязательно присутствует хотя бы пара известных сортов, скромно помеченных эпитетами «улучшенный», «устойчивый», «сверхранний» или загадочным номером. Это подразумевает, что мастер размножает новый клон, который превосходит исходный сорт тем, что лишён его главного недостатка.

Как-то так получается, что у самых лучших сортов недостаток всегда «один». Если бы не он – цены бы сорту не было! Всего один изъян – цель заманчивая, и виноградари увлечённо ищут куст, который вдруг смутировал в нужную сторону. И, естественно, находят. Но в последнее время что-то подозрительно часто. «Эх, если бы Кодрянка не горошила!…»  «Эх, Аркадии бы ягоды послаще!» - и появляется клон. 


Предыдущая Следующая
1